Застигнутые врасплох/Газета «Советская Чувашия»

25 октября 2018

пресса о нас

Застигнутые врасплох

Автор: Рита Кириллова
Газета «Советская Чувашия»/ 25 октября 2018 г.

«Темные аллеи» в Русском драматическом театре
«У меня еще целая страшная ночь впереди! Неужели правда уехала, бросила? Да нет, не может быть!..», «Он тупо одевался к обеду, думая все одно и то же: «Если бы сейчас вдруг постучали в дверь, и она вдруг вошла...», «Милый мой, это наше последнее свидание...» — все эти реплики из разных рассказов Бунина, соединенных под одной обложкой его самой известной книги. Но прочитать их можно и как одно повествование о любви, накрывающей героев как неумолимая стихия. Так прочитали бунинские рассказы и в Русском драматическом театре, где недавно сыграли премьеру спектакля «Темные аллеи».

Правда, в «Темных аллеях» новелл о любви — тридцать восемь. Для спектакля в нашем театре выбраны всего три, причем те, где накал страстей доходит до предела, поэтому все бурно и трагически неотвратимо сплетается в один клубок. Автор инсценировки драматург Анастасия Колесникова хорошо знает театр изнутри, она руководит литературно-драматургической частью в Саратовском академическом ТЮЗе имени Ю.П. Киселева. К тому же училась в Санкт-Петербургской академии театрального искусства на курсе известного драматурга Натальи Скороход (театралы Чебоксар знают этого автора по спектаклю-победителю Международного фестиваля «Мост дружбы» «Человек рассеянный»). И в этой инсценировке все живет и дышит будто одним мгновеньем, которое персонажи проживают в изумлении от настигшего их любовного потрясения.

Герои «Генриха», «Музы» и «Парохода «Саратов» зажили здесь в одном пространстве, сталкиваясь на улице и в ресторане, в купе или в усадьбе, своевольно перемещаясь от финала к воспоминанию о первой встрече. И это совсем не кусочки-аттракционы, «номер за номером», как часто ставят рассказы «Темных аллей», а именно цельное повествование про одновременно происходящие события. Важно, что инсценировка была написана специально для постановки в нашем театре, это была и ее премьера в том числе. То есть случай по-своему уникальный.

Уникальным спектакль можно назвать и потому, что это первая работа в Чебоксарах петербургского режиссера Олега Молитвина, также выпускника Санкт-Петербургской академии театрального искусства. И эта сцена уже очень давно ждала такой молодой режиссуры — смелой, но внимательной, азартной, но глубокой. Молитвину удалось буквально преобразить актеров, создав пространство любви-страсти, темной и тягучей, но и моментальной, как выстрел. Строго по бунинской концепции — любви, которой не дано осуществиться. Увлечь их классическим материалом, по сути, в ракурсе и ритме большого современного кино, той обманчивой отстраненности, когда ты получаешь наслаждение уже от самой картинки и голосов актеров, а они вдруг резко разворачиваются, опасно приближаясь, и смотрят на тебя в упор.
Анастасия Бешенова в роли Елены Генриховны (Генрих) и Александр Володин (австрийский писатель Шпиглер) в прологе за небрежно приоткрытым занавесом своим медленным, но яростным разговором будто сразу дают крупный план, чтобы через несколько минут обрушить его грохочущей панорамой вечернего города с ярким варьете. Писатель Глебов (Андрей Аверин), плутающий среди влюбленных в него красавиц, как в «Городе женщин». В финале он не вскакивает оглушенный, как в новелле, а остается сидеть, придавленный тяжестью случившегося. Ленивый барин Лев Константинович (Александр Шаповалов), пессимистичную скуку которого отменила, а затем еще больше усилила неожиданно ворвавшаяся в его жизнь непредсказуемая Муза (Анна Иванова)...

Все актеры будто и сами удивлены водоворотом событий и тем, что они в нем очутились. И это придает необычную энергию постановке, которая может только расти по мере дальнейшей игры. Совершенно «попал» в свою роль, трепетного до обморока Завистовского, Влад Савельев. Его всегда пребывающий в тени музыкант, словно механическая кукла, сломанная неожиданным счастьем, для которого он посчитал себя недостойным.

Роковая Анна (героиня Татьяны Володиной), в отличие от героини рассказа, не бездельница и содержанка, а певица. Ее алое платье — единственный цвет в постановочном нуаре, и это обязывает актрису многое тянуть на себя. Яркость, но и жертвенность, вызов, но и покорность.

Юлия Дедина и вовсе играет сразу две роли, двух абсолютно разных женщин, опытную вамп Ли и романтичную Надю. И ей надо успевать оборачиваться к зрителю кардинально разными их душевными сторонами. Даже рабочие сцены у Молитвина становятся актерами, толкая тележки и унося-принося мебель строго в ритме слов и каждого взмаха руки, превращаясь в лица улицы, вокзала или салона.

Очевидно, что Молитвину очень помогает то, что он не только художник вообще, а еще и конкретно — по своему первому образованию. Он родился в семье архитекторов и после школы окончил Ленинградский университет имени А.С. Пушкина с дипломом дизайнера. Очень заметно, как он умеет отсекать все лишнее, всю шелуху, даже если шелуха сама по себе увлекательна или красива. И если он задумал черное пространство, оно будет графичным. Барные лампы повиснут над перроном. А двери четко поведут из комнаты в мир, из рассказа в рассказ.

Хотя другие художники спектакля ему в этом очень помогли. Владимир Шведов воплотил нескончаемые двери и вокзальные лестницы, Екатерина Малинина — бесконечные черные платья и длинные пальто, в которые прячутся люди, Леонид Казимир — выхватывающий из мрака свет. Написанный для спектакля композитором Андреем Галкиным саундтрек, тревожный и трагичный рефрен которого так прекрасен, завершает удивительный образ постановки, которая, хочется надеяться, надолго останется в репертуаре театра.

Фото Русского драматического театра: Целевой аудиторией спектакля режиссер Олег Молитвин называет молодежь, которая, возможно, и не читала раньше рассказы Бунина. Но спектакль с интересом смотрят и зрители постарше, сразу узнающие диалоги литературных персонажей.

Сайт создан Volin&Petrova - создание сайтов и хостинг.

© 2010–2018 Государственный ордена «Знак Почета» русский драматический театр
Authorization