Александра Федина: когда хорошее не кончается [Литературно-художественный журнал «ЛИК», М.Митина]

14 апреля 2015

пресса о нас

Литературно-художественный журнал «ЛИК»/№ 1, 2015 г. М.Митина «Летний зной заставил всех, кто только мог, бежать из душного города к этим берегам, куда долетал освежающий ветер с моря». Г. Бичер-Стоу. Хижина дяди Тома «Все хорошее когда-нибудь кончается…» Нет, это точно не про творчество Александры Фединой! С ней, талантливым московским режиссером, чебоксарская публика знакома не понаслышке. Около восьми лет назад в Чувашском государственном академическом драматическом театре им. К. В. Иванова она, тогда еще студентка Театрального института им. Б. В. Щукина, воплотила комедию В. Катаева «Квадратура круга», премьера которой прогремела подобно культурному взрыву — настолько истосковались наши актеры и зрители по новому постановочному языку. «Страшно» было представить, что же «взбредет в голову» этой неординарно мыслящей, богатой на воображение «девчонке» по окончании вуза. Ее творческим партнером по «Квадратуре круга», сконструировавшим хитроумную декорацию из лесенок, балок и реек, выступил заслуженный художник Чувашии Владимир Шведов. В конце 2014 года счастливый союз повторился, но уже в Государственном русском драматическом театре. В пору новогодних елок 92-го сезона оригинальная столичная мастерица и один из лучших сценографов республики нашептали «Сказки матушки Мидоус». Спектакль ошарашил тишиной, сокровенностью, словно секрет на ушко, и бездонной философичностью. Не дождались от него и «слюняво-чавкающего» разжевывания материала с истиной на «блюдечке с голубой каемочкой». Возможно, этим обусловлена заметная сдержанность со стороны зрителя, пока не привыкшего к загадочным многоточиям в историях про лисов и кроликов. Сцена одета в сплошную эскизность. В пустыне белого полотна то и дело возникают миражи-очертания пней, стволов, ветвей, шалашиков, колодцев-болотцев. Штрихом-броском падают веревочная лестница, ткацкий станок и кресло-качалка. Импонирует уже сам выбор материала. Сказки Дж. Харриса, впитавшие в себя лучшее из негритянского фольклора и виртуозно инсценированные режиссером, пришлись как нельзя кстати. В эту зимнюю пору, когда нам так не хватает горячего солнца и замков на песке, не мешало бы затеряться где-то в дебрях вечного лета. Но не на шикарном курорте (это слишком банально), а, скажем, в закромах юга Америки. Там, в старом домишке с крышей из соломы, хлопочет по хозяйству добрая чернокожая матушка Мидоус. Она непременно сварит для вас гору леденцов, напоит чашкой тонизирующего какао, накормит мамалыгой и аппетитными лепешками из кукурузной муки и «угостит» своими фирменными небылицами, которых у нее «воз и маленькая тележка». Она настолько жизнерадостна, что почти всегда напевает и пританцовывает, энергично поводя увесистыми бедрами и выплывая из воздуха, точно тесто из кастрюли, и выстукивает ритмы на всем, что попадется под руку. Как правило, это ложки, плошки, крышки и прочая домашняя утварь. Даже обычную тумбочку с крупами она приспособила под… барабан! Так что если легонько ударить по ней, «внутренности» в виде риса, гороха и других «сыпучестей» начинают громко шуршать. Эти вечные шумы ложатся звуковым фоном спектакля, передаваясь от героя к герою щелчками пальцев, хлопками в ладоши и скороговорками деревянных молоточков, словно какая-то причудливая эстафета. На просторах экзотических шумовых «симфоний» — поистине взрослые размышления о дружбе, человеческих отношениях и смысле нашего появления на земле. О том, что значит доверять и не предавать, прощать и не бояться быть добрым, нужно ли обижаться по пустякам и в чем заключаются эти самые пустяки. Наконец, стоит ли осуждать своего ближнего за то, что он не такой как ты? Приятно вспоминается роман Г. Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома», когда за уютом и теплотой тихих южных посиделок прятались самые главные жизненные вопросы, заданные навзрыд. В сердце закрадывается трогательная недосказанность… Кто хорош, а кто плох? Прочь прямолинейную однозначность и унылое хождение по прямой! Режиссер срывает шаблонные маски. Дескать, это вам не представление площадного театрика. Братец Лис постоянно пытается обхитрить братца Кролика и устраивает для него всяческие «подлянки», но ведь это вовсе не делает его отрицательным героем. Просто он старается неукоснительно следовать правилу «хочешь жить — умей вертеться». Авось, шкура будет целее. Кролик, напротив, сама невинность и застенчивость. Но, между прочим, именно он «прибрал к рукам» кусок заветного масла. Как прикажете расценивать подобный поступок? Каждый персонаж действа — это кладезь нюансов, сомнений и настораживающих «однако». Тем объемнее его содержание, рельефнее визуальные картины, сочнее смысловая начинка. Фигурка братца Опоссума, вылепленная Оксаной Ананьевой из неутомимой прыгучести, взвивается долгожданным исполнительским откровением актрисы. Ни ее Эвридика в «Орфее и Эвридике» Ж. Ануя, ни Мэри в комедии М. Камолетти «Боинг-Боинг», ни Маша в «Одних в городе, или Веселых уроках ОБЖ» И. Широбокой не сравнятся с этим трусливым постреленком на дрожащих полусогнутых. Что касается братца Лиса, то можно лишь в очередной раз порадоваться за Александра Смышляева, заполучившего в свою коллекцию новое неповторимое лицо. Не изменяет успеху и молодой актер труппы Исмаил Махмутов, который буквально купается в облике братца Кролика. Яркими контрастами покорили Диана Яковлева, соединившая в себе меланхоличную мисс Черепаху и непоседливого Воробья, и Александр Володин, в котором мирно сосуществуют рассудительный братец Енот и холеный братец Сарыч. Даже девочка Бетси, не предполагающая «приступов» харизмы и созданная вечно юной Татьяной Володиной, дарит публике целую пригоршню бодрящих смешинок. Материя спектакля напоминает нугу: столько здесь типично негритянской лености, замираний-созерцаний, сладких позевываний и «потягушек» в послеобеденный отдых. Мелодии, «заваренные» московским композитором Екатериной Павлюченко на ароматных спиричуэлах, развертываются не спеша и чувственно, органично складываясь в портрет главной героини. Так что матушка Мидоус, чутко «найденная» неподражаемой Людмилой Казимир, фактически рождается из музыкального оформления спектакля. Актрису обожают за игривую Марью Антоновну в «Ревизоре» Н. Гоголя, эксцентричную мать Эвридики в «Орфее и Эвридике», мечтательную Надю в «Комнате невесты» В. Красногорова, очаровательно абсурдную Глэдис в «№ 13» Р. Куни… Но образ негритянки, несомненно, затмил все. Пышнотелая, точно дрожжевой шоколадный кекс, терпкая, как сорт дорогого кофе, она растекается по сцене лужами полуденного зноя. Исполнительнице очень точно удалось «ухватить» особенности негритянской пластики, когда поистине слоновья тучность спорит с кошачьей гибкостью, жалящим эротизмом и невесомостью пера. Глаза с поволокой, подернутые дразнящей томностью и вместе с тем словно окатывающие шипящим кипятком, обезоруживающе улыбчивые и озорные, будто заговорщицки шепчут: «Друзья, расслабьтесь, сегодня можно все!» Актеры знают мизансцены «назубок», но вместе с тем внутри каждого сидит волнительное ощущение импровизационности. Когда земля словно ускользает из-под ног, а под ней — пропасть, пугающая и вместе с тем дающая простор для полета чувств и мыслей… Не это ли самое ценное, нужное, важное? Важное не только для самих исполнителей, профессиональный рост которых при работе над подобными спектаклями неминуем, но и для публики. Особенно сегодня, когда за нас все решают ноутбуки и планшеты, а вместо живых голосов мы предпочитаем цоканье пальцев по компьютерной клавиатуре. Где еще, как не в театре, искать спасение? Тем более что «сказка высшего порядка» — явление давнее и частое. Общение с маленькими зрителями и их родителями на языке философии практикуется во всех областях общероссийской культурной арены, от Вятки до Элисты. Достаточно вспомнить Кировский областной драматический театр им. С. М. Кирова, устроивший увлекательную прогулку в страну басен под названием «Здравствуй, дедушка Крылов!», фантазию «Дикий», созданную Казанским государственным театром юного зрителя по «Гадкому утенку» Г. Х. Андерсена. Или «Сказку белого месяца» Национального драматического театра им. Б. Басангова, сотканную из цветастых лоскутов калмыцкого фольклора. Не менее впечатляют русские народные «Ночные пляски» Нижегородского государственного театра юного зрителя и его же умопомрачительный мюзикл «Бременские музыканты» с бессмертными песнями Г. Гладкова. Ну и, конечно, куда же без Нижегородского детского театра «Вера», приучающего думать абсолютно всех, «от мала до велика». Зажигательный экспромт по стихам К. Чуковского «Бармалей-Бармалей-Бармалеище», светлая грустинка С. Козлова «По зеленым холмам океана», остроумная «Золушка» Т. Габбе, «Серебряная сказка» М. Бартенева, печальная «Каштанка» А. Чехова, романтическая «Баллада о бедном рыцаре» П. Хакса, мечтательный «Маленький принц» А. де Сент-Экзюпери и многие другие спектакли доказали, что возраст мысли не помеха. Давайте и мы не будем отставать!.. Так что если однажды вам доведется побывать в тех удивительных краях пленительного Юга, уж не обессудьте — порадуйте славную негритянку, загляните к ней на огонек, а она потешит вас очередной дивной историей. И тогда хорошее действительно не закончится. Мария Митина

Сайт создан Volin&Petrova - создание сайтов и хостинг.

© 2010–2017 Государственный ордена «Знак Почета» русский драматический театр
Authorization