Театр — это про нас/Галина Холопцева/Журнал «Страстной бульвар, 10»

14 марта 2019

пресса о нас

Театр — это про нас / Галина Холопцева (Чебоксары)
Выпуск № 6-216/2019, Лица/Журнал «Страстной бульвар, 10»

Ее творческая судьба напоминает судьбу Этель Сэвидж, героини комедии Дж. Патрика «Странная миссис Сэвидж». Та тоже очень хотела сделать людей чуточку счастливее, помогая им вернуть вкус к жизни и не жалея на свое дело ни времени, ни сил. Только ей, богатой американке, помешанной на доброте и бескорыстии, для этого понадобился фонд по исполнению желаний, а Галине Анатольевне Холопцевой — сцена. Чебоксарцы знают: если будничная реальность поглотила вас с головой, а дефицит новых впечатлений достиг критической точки, спешите в Государственный русский драматический театр на спектакль с заслуженной артисткой России, народной артисткой Чувашии Галиной Холопцевой.

Внушительная по тексту и внутреннему наполнению главная роль, крошечный эпизод из пары-тройки мизансцен, хрестоматийная классика из школьной программы, образец современной драматургии, открывающий имя молодого автора... Стоит ей лишь появиться из-за кулис, как все это становится неважно. И дело не только в том, что любой, пусть и второсортный материал в претворении Галины Холопцевой обретает художественную высоту. Есть в ее методе что-то необъятное, философское, уходящее дальше артистической техники, умения работать в команде и понимания создаваемых характеров. Словно через свое творчество она стремится донести до публики нечто очень важное о бытии, душе, сегодняшнем дне со всеми его проблемами и передрягами. Стараясь даже в том, кто впервые вошел в зрительный зал, пробудить человека мыслящего, чуткого, доказав ему, что театр — это про нас, про наши надежды, слабости, разочарования.

В каждой героине, будь то сплетница Фарпухина («Дядюшкин сон» Ф.М. Достоевского), язвительная, ранимая Александра («Фантазии Фарятьева» А. Соколовой) или элегантная Рената («Прогулка в Лю-Блё» К. Рубиной), невозмутимо проплывающая по сцене в роскошной широкополой шляпе, она воспитывает настоящую личность, наделенную неимоверной энергетической силой и эмоциональной мощью. Поэтому даже такие острохарактерные персонажи, как Иваниха («Выходили бабки замуж» Ф. Булякова) и Ольга Петровна («Дураков по росту строят» Н. Коляды), не требующие, на первый взгляд, большой внутренней отдачи и детальной проработки, звучат масштабно и глубоко. А до чего же врезается в память ее выход в танцевальном фрагменте мелодрамы М. Себастьяна «Безымянная звезда», не содержащем ни единой реплики и построенном исключительно на пластике. Движения актрисы, буквально купающейся в пряной джазовой мелодии, полны такого куража и драйва, что мгновенно превращают эту непритязательную интерлюдию в яркий и значимый момент действия.
Тверда, несокрушима поступь экстравагантной, немного взбалмошной Этель Сэвидж в спектакле 2008 года, поставленном главным режиссером театра, народным артистом Чувашии Владимиром Красотиным к ее юбилею. Галина Холопцева кропотливо обтачивала образ, «выпиливая» в нем новые грани и открывая героиню с неожиданных сторон. В этом еще одна особенность творческого почерка актрисы: даруя своим персонажам сценическое будущее, она заряжает их потенциалом для интенсивного последующего развития, так что от показа к показу они меняются, как с возрастом меняется сам человек. Кто же ее Этель Сэвидж? Обворожительная чудачка, то и дело норовящая уколоть собеседника очередной словесной остротой, или обиженная судьбой скиталица, сбившаяся с курса? Беззащитный ребенок, растерянно прижимающий к груди плюшевого медвежонка, или отважный борец, упрямо смеющийся неприятностям в лицо? Несмотря на то, что пьеса имеет четкую жанровую направленность, миссис Сэвидж в воплощении Галины Холопцевой — гораздо больше, нежели обычная комедийная героиня. Смешав эксцентрику, юмореску, трагедию, шарж, актриса добилась многослойности, объема, игры оттенков, едва уловимой и настолько филигранной, что под силу лишь подлинному мастеру (в 2009 году за исполнение этой роли она была награждена специальным дипломом Союза театральных деятелей России).

И пусть с тех пор промелькнуло целое десятилетие, нагрянув новой юбилейной датой, в душе Галина Анатольевна по-прежнему остается юной, не побоявшейся когда-то круто повернуть свою жизнь и бросить строительный институт во имя блеска софитов. Сцена поглотила ее сразу и навсегда. Попав однажды в Казанский государственный академический русский Большой драматический театр им. В.И. Качалова, Галя поняла, что ни в каком другом месте не сможет дышать так полно, свободно, трепетно. Затем — студия при театре и пробные шаги на казанской сцене, приезд в Чебоксары в 1961 году и активное включение в работу, когда за пять первых сезонов было создано свыше десятка образов, среди которых Лена Забродина («Длинный рубль» Г. Сидорова) и Девушка («Нашествие» Л. Леонова), знакомство с коллегами и городом. Наконец, Государственный институт театрального искусства имени А.В. Луначарского (ГИТИС), успешная учеба в котором лишь подтвердила верность выбранного пути, и многолетняя педагогическая деятельность в Чувашском государственном институте культуры и искусств.

Свидетельством удачного слияния редкого природного дара и хорошей профессиональной школы стали ее Беатриче («Легенда о Паганини» В. Балашова) и Василиса-работница («Два клена» Евг. Шварца), Валя Ковалева («Характеры» В. Шукшина) и Надя («Любовь и голуби» В. Гуркина), Диана Барабанова («Ретро» А. Галина) и пани Оргонова («Дамы и гусары» А. Фредро). Придуманные в разные эпохи и при разных общественных строях, ни одна из них не выпадает из пространственно-временного контекста, выступая олицетворением той поры, в которую по воле драматурга ей суждено было родиться.

Способность не только жить своими героинями, одаривая их сокровенным, наболевшим, непритворным, в результате чего они из сокровищницы мировой драматургии попадают в категорию личного, но и безошибочно чувствовать время и специфику авторского стиля, «подав» персонажа сквозь призму социально-исторической обстановки, особенно ярко проявилось в образе Нины в пьесе Н. Погодина «Верность». Повествуя о жертвах тоталитарной политики сталинского режима, когда товарищ без зазрения совести доносил на товарища, а «тревожный чемоданчик» стал предметом первой необходимости, актриса словно сострадала своим соотечественникам, которых предала собственная родина, сжатая тисками культа личности вождя, подвергнутых античеловечным нападкам правительства. Степень обобщения была так высока, что от картины к картине зрители отрывались от конкретной ситуации и окунались в саму эпоху, слыша в голосе задавленной катафалком советской власти героини голоса целого поколения людей.

Действие пьесы Б. Ласкина «Время любить» тоже разворачивается в СССР, но здесь публика становится свидетелем не разрушительных процессов, разъедающих покинутое Богом коммунистическое общество, а острого личного конфликта. Спектакль был полон резвости, задора, света, чему во многом способствовал образ Маши — темпераментной молодой москвички, живущей вместе с приемным отцом и неродной сестрой, «умыкнувшей» у нее жениха. Однако, несмотря на столь щекотливый сюжетный поворот, героиня Галины Холопцевой отнюдь не воспринималась отрицательно. Статная, с крупными, выразительными чертами лица и внимательным, пытливым взглядом, ее Маша нетерпеливо врывалась в сценическое пространство, окатывая волной обаяния и жизнелюбия, охваченная ощущением полета и на всех парусах мчащаяся навстречу юности и красоте. Девичья непосредственность, сквозившая в широко распахнутых глазах, сочеталась в ней с амбициозностью и взрослостью суждений, обстоятельность и предприимчивость — с авантюрностью и неугомонностью духа. Ей всегда и до всего было дело, так что к финалу все персонажи оказывались под влиянием ее женских чар.
Эта работа признана одной из знаковых еще и потому, что принесла ей приглашение в Ленинград, в Академический драматический театр имени В.Ф. Комиссаржевской, где в начале 60-х спектакль «Время любить» пользовался неимоверной популярностью. Роль Маши тогда исполняла блистательная Алиса Фрейндлих, на которую Галина Холопцева была невероятно похожа, поэтому после перехода Алисы Бруновны в Ленинградский академический театр драмы имени Ленсовета лучшей кандидатуры на ее место было не найти. Но Галина Анатольевна осталась предана уже ставшему ей родным театру, который, в свою очередь, по сей день платит актрисе любовью, одаривая новыми ролями. Среди них Меропия Давыдовна Мурзавецкая («Волки и овцы» А.Н. Островского) и Элоиза («Ма-Мурэ» Ж. Сармана), Мать Полины («Синяя-синяя речка» Б. Вахтина) и Матильда («Птица Феникс возвращается домой» Я. Пулинович), получившая особенно высокую оценку критиков (в 2017 году спектакль принял участие в XI Международном фестивале современной драматургии «Коляда-Plays» в Екатеринбурге).
Бережно рисуя образ представительницы древнего рода фениксов, впитавшей всю мудрость веков, Галина Анатольевна фактически играет саму себя. Сила воздействия актрисы настолько велика, что даже во время пауз, в которых она ощущает себя как рыба в воде, ее мысль не перестает пульсировать, жаля публику обжигающими потоками. И хотя спектакль выдержан в традициях чистого искусства представления, Галине Холопцевой удается сохранить верность своим артистическим принципам и наряду с виртуозным воспроизведением внешнего рисунка сыграть глубину, заставив зрителей чувствовать, сопереживать, думать. А иначе, зачем весь этот театр?

Фото из архива Государственного русского драматического театра

Сайт создан Volin&Petrova - создание сайтов и хостинг.

© 2010–2019 Государственный ордена «Знак Почета» русский драматический театр
Authorization