Мой Чехов

28 января 2010

новости театра

17(29) января Великому Русскому Писателю Антон Павловичу Чехову 150.В одном из своих писем Чехов, когда был на пике своей популярности, писал: " После моей смерти меня еще почитают семь лет и забудут навсегда. Толстой занимает, по моему мнению, первое место в русском искусстве, Чайковский — второе, я же, знаменитость № 877». Если бы знать, если бы знать, как часто повторял сам Антон Павлович. Как скромно оценивал свой гений Великий беллетрист. Это я понял уже чуть позже, когда увлекся Чеховым и стал глубже изучать творчество писателя. Семья Чеховых отличалась скромностью и трудолюбием. Эти качества Антон Павлович впитывал с детства, когда вся семья дружно в едином парыве, во главе с отцом Павлом Егоровичем и матерью Евгенией Яковлевной торговали в крохотном ларьке в Таганроге, пели в церковном хоре и работали на огороде. Уже студентом медицинского факультета Московского университета Чехов сотрудничает с восьмью редакциями, ежедневно принося в журналы фельетоны, сценки, рассказы: «Кроме романа, стихов, доносов я все перепробовал». Антон Павлович, помимо занятий в университете, успевал посещать выставки, концерты, балы, спектакли. «Театр мне давал когда — то много хорошего. Прежде для меня не было большего наслаждения, как сидеть в театре». Скромность и особенно трудолюбие ярко проявились в докторе Чехове, когда он стал землевладельцем в Мелихово. С какой любовью он выхаживал эту землю, обрабатывал каждый клочок своего вишневого сада, цветника. «Воображаю, как будет на земле великолепно через двести — триста лет»,- мечтал доктор Чехов и лечил больных, принимал гостей, не отказывая в гостеприимстве. Был инициатором строительства пяти сельских школ, посылал регулярно в большом количестве книги в библиотеку родного Таганрога. И ни где, ни в каком письме я не заметил, что Антон Павлович кому-нибудь говорил или писал об этом! «Надо быть скромным и не давать своему имени мелькать, как пузыри в луже». В Мелихове вечерами, во флигеле, построенном собственноручно, сидел А. П. Чехов и сочинял свою «Чайку». «Пишу пьесу… Пишу ее не без удовольствия, хотя страшно вру против условия сцены. Комедия, три женских роли, шесть мужских, четыре акта, пейзаж (вид на озеро); много разговоров о литературе, мало действия, пять пудов любви». «Чайка» — одна из трагичнейших комедий не только русской, но и мировой комедиографии. Это самая загадочная, притягательная и заманчивая пьеса Чехова. Я увлекся ею еще, будучи студентом. После прочтения все было ясно. Все просто и понятно. Но оказалось все гораздо труднее. От первого прочтения и до ее постановки прошла…целая вечность. «Чайка» напоминала мне колодец — посмотришь в него, вот камушки, а попробуй их достать… Но давайте все по порядку…по камушкам… «…страшно вру против условия сцены»… Не будем забывать, что во времена Чехова на сценах театров превалировали, в основном, французские водевили и пьесы около, или по мотивам французских пьес. Играли довольно легковесные, пошлые не несущие глубокой мысли. Это подобие на дешевых сериалов, заполонивших экраны телевидения. «Когда поднимается занавес…и эти великие таланты, жрецы святого искусства изображают как люди едят, пьют, любят;когда из пошлых картин и фраз стараются выудить мораль — маленькую, удобопонятную, полезную в домашнем обиходе…».Это устами Треплева не доволен знаток театра Чехов. Уверен, что здесь кроется причина написания новой, до- селе не известной пьесы. Не случайно, что после прочтения «Чайки»,актеры Художественного театра недоумевали: «Возможно, ли ее играть? Это же не пьеса, это только схема, нет ролей, какие — то намеки только. Она так не похожа на пьесы, шедшие в прочих театрах», — вспоминала Книппер — Чехова. «Работа трудная, много надо распахивать в душах», — подсказывал Антон Павлович. Итак, чем же шокировал актеров Чехов? Анализируя «Чайку», я для себя открыл: -Чехов переносит центр тяжести пьесы с внешности вовнутрь, с поступков и событий внешней жизни во внутренний психологический мир выводимых им лиц; -Источником драматической напряженности у Чехова становится не само сабытие, а его ожидание. Как дамоклов меч нависает оно и не разит, а усиливает давление и тем сильнее эффект. Главное не событие, а его ожидание. Поэтому основные события у Чехова происходят за кулисами. -Чехов отказался от единодержавия, раздробил действие, децентрализовал систему образов, «распустил» диалогические связи и контакты персонажей; -На место голой событийности Чехов внедрил принцип ожидания действия; Пьеса скрепляется изнутри центральным образом — символом (чайка, озеро); -Важнейшим элементом пьесы становится пауза… -Сюжет развивается, независимо от чувств и желания героев. «…комедия»… Я не случайно упомянул, что Антон Павлович отличался трудолюбием, он выращивал огород собственными руками, поливая землю потом и любовью. Он ненавидел интеллигентов, ничего не производивших, кроме недовольства, сплетен и претензий на все… «Я не верю в нашу интеллегенцию, лицемерную, фальшивую, истеричную, невоспитанную, ленивую, не верю даже, когда она страдает и жалуется, ибо ее притеснители выходят из ее же недр». Мне думается, что именно здесь лежит комедийная структура, так как предметом исследований Чехов берет интеллегенцию. Все ходят, ничего не делают и только филосовствут, мечтают, недовольствуют и от такого образа жизни живут скучно. Они безнадежно оторвались от жизни. Ремесленник Тригорин уже лучше не напишет, самовлюбленная Аркадина уже давно не получает новых ролей…и так далее. Мне думается, что именно здесь смех Чехова….Но — «Пьесу я кончил. Называется она так: „Чайка“. Вышло не ахти… Начал ее forte и кончил pianissimo-вопреки всем правилам драматургического искусства»…Это высказывание наводит меня на мысль, что сегодня, по правилам Чехова, «Чайка» гораздо глубже, больнее отражает сегодняшнюю нашу жизнь. На то и гений, чтобы опережать и предвидеть время… «пять пудов любви»… Сегодня «Чайка» — трагикомедия сердечных «несовпадений», безответных привязанностей. Она вся овеяна печалью неразделенного чувства. Герои любят, страдают, борются сами с собою и остаются в одиночестве. Ведь «Чайка» — это поиски смысла жизни. Медведенко влюблен в Машу; Маша любит Треплева; Треплев любит Нину; Нину влюблена в Тригорина; Полина любит Дорна; Дорн увлечен Аркадиной; Аркадина любит Тригорина…бесконечная борьба против одиночества… «Одинокому везде пустыня…чувство одиночества самое паршивое и нудное чувство». Мотив одиночества, мотив разлада с ближними, с миром и временем, с самим собой. В «Чайке» каждый живет своей верой. У Чехова нет объединяющей всех идеи, все герои в разброде и каждый мучается своей болью, в каждом герое живет стремление по-своему осмыслить жизнь. Герои исповедуются, признаются, но их слова не получают отклика и повисают в воздухе. Получается, что у каждого героя свой микросюжет. Эти микросюжеты в «Чайке» — как маленькие перископы, связывающие то, что творится на поверхности с самыми глубинами. Чехов пишет людей уникальными и в каждом из персонажей есть и он сам. Герои «Чайки», все без исключения, проходят своеобразное испытание временем. В сущности, оно является критерием долговечности чувств, увлечений привязанностей героев. Уникальность чеховской драматургии в том, что актер должен быть в непрерывном существовании. Не играть слов, чувств, оценок, приспособлений — а быть образом — Жить! При этом не забывать о поэтичности и музыкальности письма Чехова. Я уверен, что Антон Павлович — импрессионист. В «Чайке» много символов. Представление, что символический образ чайки олицетворяется именно в Заречной. Сегодня это спорно. Я. думаю, что это скорее Треплев. Ведь это именно он загубил свою жизнь, убив чайку. «Говорить о недостатках таланта, это все равно, что говорить о недостатках большого дерева, которое растет в саду; тут, ведь главным, образом дело не в самом дереве, а во вкусах того, кто смотрит на дерево» Я совершено, согласен с Чеховым потому, что это именно про Треплева… Одним словом, еще много загадки, еще много не открытых страниц в «Чайке»! Даже тот факт, что подобно пьесе Треплева, потерпела крах пьеса Чехова на сцене Александринки, мне думается, это тоже неспроста. Всю свою сознательную жизнь Антон Павлович боролся всеми силами души своей против пошлости, дилетантизма и стремился к абсолютной свободе «…свободе от силы и лжи в чем бы они не выражались». Сегодня мне больно, когда горе режиссеры навязывают Великому Чехову свои больные (пошлые) концепции, не имеющие никакого отношения к мыслям, чистим помыслам Гения Великой земли Русской….С днем рождения, Антон Павлович!!! Главный режиссер театра, заслуженный деятель искусств Чувашии Ашот Восканян.

Сайт создан Volin&Petrova - создание сайтов и хостинг.

© 2010–2017 Государственный ордена «Знак Почета» русский драматический театр
Authorization